Кирсан Илюмжинов: Чем занимаются главы регионов в отставке

Кирсан Илюмжинов Кирсан Илюмжинов: «Если губернатор работает на свой карман, то возмездие его точно настигнет». Экс-глава Республики Калмыкия, президент FIDE Кирсан Илюмжинов рассказал о том, чем занимаются главы регионов в отставке. Посетовал, что в России до сих пор не создан «Совет мудрецов». Объяснил, почему никогда не был политиком и не замыкался «в скорлупу политимиджа», а также подчеркнул, что работать честно губернаторы обязаны, но не конфликтовать с законом им очень трудно.

– Кирсан Николаевич, чем занимаются главы регионов после ухода в отставку? Чем, кроме шахмат, занимаетесь лично Вы? И вообще — это трудно: главам регионов перестроиться на обычную жизнь?

– Все-таки шахматы сначала, а еще олимпийское движение, бизнес-проекты. Знаете, когда я ушел с поста президента Калмыкии, то надеялся на отпуск, хотя бы в течение месяца. Дело в том, что мой президентский график времени для отдыха просто не оставлял. За восемнадцать лет, с 93-го года я ни разу не был в отпуске. Да что в отпуске, я даже на больничный ни разу не уходил. Не было ни одного выходного дня — ни суббот, ни воскресений. Вот и надеялся после отставки отдохнуть. Однако буквально на следующий день мне уже пришлось ехать в командировку в Латинскую Америку. Аргентина, Бразилия, Уругвай, Парагвай, Чили — вот и получается, что у меня с того момента, как я оставил президентский пост, не было ни просто одного дня свободного, даже одного часа. Нагрузка увеличилась минимум в несколько раз. Раньше я мог позволить себе пяти-шести часовой сон, теперь не более четырех. Прилетаю из ЮАР, например, в половине второго ночи, а в восемь утра уже совещание. Вот такой ритм жизни.

Удивляться этому не приходится, у меня ФИДЕ, а это сто семьдесят пять стран мира, и по соглашениям с ЮНЕСКО приходится работать, и международные проекты — год Африки, например, объявлен. И все это требует времени и сил. К тому же количество ответственных решений стало еще больше — этого требуют международные проекты, которые реализуются с моим участием. Раньше сфера моей деятельности была ограничена одним регионом — 300 тысяч жителей Калмыкии, теперь сфера ответственности возросла до 600 миллионов. Причем в мою бытность главой региона последствия любого решения были сразу видны, а иногда просто угадывались шестым чувством, то сегодня принимать решения приходится с учетом того, что я имею дело с людьми разных стран, вероисповеданий, менталитетов. Это касается моей деятельности и как президента ФИДЕ? и бизнес-проектов. Что было приемлемо для России, может оказаться совершенно неприемлемым для Южной Кореи или Вьетнама, или Монголии.

– На Ваш взгляд, есть ли шанс экс-главе региона после ухода со своего поста остаться в большой политике? И в каком качестве: «тихого» сенатора в Совете Федерации или, например, возглавить политическую партию?

– Конечно, потенциал сильных региональных лидеров должен быть использован. ШАЙМИЕВ, РАХИМОВ, ФЕДОРОВ, РОССЕЛЬ — нельзя не использовать их опыт и влияние. Мне в этом смысле интересен опыт Японии, там создан «Совет мудрецов», состоящий из общественных и политических деятелей. И в России, я думаю, полезно перенять такой опыт и более внимательно отнестись к таким опытным людям. За восемнадцать лет моего президентства я со многими руководителями познакомился лично и могу сказать — это элита страны.

– Есть ли у Вас самого желание вернуться в большую политику, если да, то на какую политическую силу Dы бы хотели опереться, кого хотели бы сделать своим союзником?

– Знаете, я никогда в политике не был, вернее не был политиком. Хотя еще в 90-м году я был самым молодым депутатом Верховного Совета СССР, но я не считал себя политиком. Я для этого слишком откровенный человек. Делал ряд неординарных заявлений — от необходимости введения конфедеративного принципа в устройстве нашего государства до встреч с Вангой, Бобби ФИШЕРОМ, инопланетянами. Вот если бы я был политиком, я бы не делал таких заявлений, которые бы вредили моему политимиджу и в глазах кое-кого представляли бы меня таким дурачком что ли…

Свойство политика — чем выше он забирается, тем менее он становится искренним. И это не только в России, по своему статусу — главы ФИДЕ — я минимум два-три раза в неделю встречаюсь с главами различных государств. И могу сделать вывод: чем выше человек забирается по служебной лестнице, тем больше он замкнут в скорлупу собственного имиджа.

Я этого не делал, поэтому и политиком в классическом понимании этого термина так и не стал. Просто всегда говорил то, что думал, и поступал, как считал нужным. Поэтому мне и не нужны политические силы. Меняется форма моей деятельности, но не суть.

– В последнее время увольнения со своих постов некоторых губернаторов сопровождались коррупционными скандалами. По Вашему мнению, можно ли губернатору сегодня работать, не конфликтуя с законом, или система выстроена так, что таких конфликтов невозможно избежать?

– Очень сложно, тем более, если губернатор работает на свой карман или карманы своих домочадцев, да хоть друзей по дачному кооперативу. Таких глав регионов возмездие точно настигнет — они сами поставили себя в такие условия. Я не могу себе представить жену мэра Нью-Йорка, Лондона, Парижа, Улан-Батора, Сеула, Токио, которая стала бы первой в списке Forbes. Это грандиознейший скандал! Да пусть она трижды будет талантлива. Как Билл ГЕЙТС, но тогда ее муж не будет руководителем такого ранга. Это конфликт интересов!

Но вот российская реалия — если губернатор работает исключительно на регион и не думает о своем кармане, ему тоже приходится искать какие-то пути, чтобы не вступить в конфликт с законом. Местным или федеральным. Глава региона строит школу, например, и к концу года ему просто необходимо освоить все деньги на эту школу отпущенные… Иначе деньги перейдут в федеральный бюджет. Это нонсенс какой-то, но это факт. Вот и стремятся губернаторы распихать эти деньги на покупку каких-нибудь карандашей… Нарушения? Да. Но таких нарушений попробуй избежать. Хотя это не нарушения даже, а просто противоречие между законами и реальной работой главы региона. И вот таких нестыковок мои юристы насчитали как-то больше тысячи!

– Шахматы учат логике, абстрактному мышлению, здоровой осторожности и хорошо просчитанным авантюрам. Какое из этих качеств необходимо главе региона в большей степени? Какое в своей работе использовали Вы?

– Думаю, все-таки абстрактное мышление. Необходимо умозрительно увидеть модель проекта, который собираешься реализовывать. И, конечно, расчет. Просто необходимо рассчитывать ситуацию на пять-десять ходов вперед. Уинстон ЧЕРЧИЛЛЬ, рассматривая кандидатуры на пост министров, обязательно спрашивал у соискателей, играют ли они в шахматы. Любовь к шахматам была дополнительным доводом в пользу назначения. Я считаю такой шахматный тест оправданным.

Беседовал Сергей Прудников, «Клуб Регионов»

Популярные новости на эту тему:

Темы: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,
Кирсан Илюмжинов

Кирсан Илюмжинов

Оставить комментарий