Итоги работы: настоящий кайф созидания

Остап Бендер Я иду по проспекту Остапа Бендера. Пью чашечку чая за одним из столиков экспозиции с двенадцатью стульями и бронзовым Остапом, рассматривающим шахматного коня. Конь показывает на арку с надписью «Город Шахмат», City-Chess, чуть ниже приписка — «Нью-Васюки».

Между двух фонарей в форме шахматных слонов прохожу к пятиэтажному зданию из стекла и бетона — Дворцу шахмат. В его холле — метровые шахматные фигуры, играть в которые можно круглосуточно. Не мудрствуя лукаво, беру пешку и хожу е-2—е-4.

Так начинается мое пребывание в столице Калмыкии Элисте.

Кирсан Николаевич Илюмжинов За все время, проведенное в этой удивительной республике, не покидает и даже с каждым днем усиливается ощущение ирреальности происходящего.

Самый большой в Европе буддистский храм — Главный Хурул, цветущие лотосы в дельте Волги, космическая бесконечность калмыцкой степи, православный священник, который обращается к другим руководителям конфессий словом «брат», вице-спикер парламента — по совместительству врач-реаниматолог и переводчик главного ламы республики Калмыкия, полное отсутствие граффити(!) на стенах домов, статус самой спокойной республики России (и это между Чечней и Дагестаном) и, наконец, инициированный руководством республики международный форум креативных технологий, собравший колоритных ученых — специалистов в области различных инноваций.

Сам глава республики — Кирсан Илюмжинов…

Общаясь с ним, не всегда понимаешь, говорит он серьезно или шутит. Он настолько многогранен, нестандартен и красноречив, что после пятиминутного захватывающего монолога уже не важно, новая это смысловая грань разговора или просто ее отблеск.

Калмыкия - центр европейского буддизма «Кто вы по гороскопу?», — задает он мне вопрос. И тут же продолжает: «А я — Тигр, очень уважаемое на Востоке животное». Жестом приглашает в дальнюю комнату для гостей. Нам подают зеленый чай. Сквозь стеклянную крышку столика на его нижней полке видна шахматная доска с фигурами, расставленными в полном порядке. А на свободном пространстве между ними — элегантная фигурка тигра с золотым слитком в пасти.

— Изящная работа, — предупреждает мой вопрос собеседник, — друзья подарили. Вообще у меня тигров много. Эстампы, гравюры, картины, вот эта — подарок президента Монголии.

…«Не держи барса за хвост, но если схватил — не отпускай» — гласит калмыцкая народная мудрость.

Власть в стране Илюмжинов удерживает 17 лет. Дважды — в качестве избранного президента Калмыкии. С 2005-го — как глава правительства, лично назначенный президентом России.

Срок его полномочий истекает 24 октября. Тогда же должны состояться и перевыборы руководителя международной шахматной федерации ФИДЕ, президентом которой он является. Все лето в Калмыкии шла традиционная предвыборная тянучка: война компроматов, возбуждение уголовных дел против людей его окружения. Оппоненты обвиняют Илюмжинова в финансовых махинациях, неэффективном управлении, в том, что из республики уезжает молодежь.

Сторонники ставят в заслугу то, что в Калмыкии сохраняется стабильная политическая ситуация: главная отрасль экономики — сельское хозяйство — за последние десять лет стала рентабельной, республика практически стопроцентно газифицирована, имеет широкую сеть дорог с твердым покрытием. Отдельные темы — возрождение духовности; широкое распространение шахматного движения, включая введение в школах обязательных уроков по обучению детей игре в шахматы.

Калмыкия - центр европейского буддизма
Руководство же России до последнего времени никак не проявляет своей позиции, зато ее неожиданно проявил сам Кирсан. В понедельник, 6 сентября, он дал понять, что не будет претендовать на президентство, и рекомендовал «Единой России», членом которой он является, не включать его кандидатуру в список претендентов.

Тем самым в очередной раз спутал российским чиновникам карты, которым пришлось в авральном порядке проводить консультации по выдвижению кандидатов.

На сегодня в список включены четыре кандидата. Двое — выходцы из Волгоградской области, еще двоих предложила «Единая Россия».

Среди претендентов первый заместитель председателя правительства Калмыкии Алексей Орлов, которого называют человеком Илюмжинова. Все сходятся во мнении, что это назначение будет означать продолжение его политики и их совместный тандем в управлении республикой по известному принципу «Медведев-Путин».

Политологи отмечают, что назначение Орлова вполне вероятно, поскольку Россия заинтересована в сохранении стабильности в республике Калмыкия, которую Илюмжинову все эти годы удавалось сохранять. Ведь реальной альтернативы Илюмжинову нет. «Он почти два десятка лет гипнотизировал своими идеями Москву и ускользал!» — говорят и приверженцы, и оппоненты, правда, вкладывая в эти слова противоположный смысл. Одни упрекают, дескать, «строит хурулы и воздушные замки, вместо того чтобы строить заводы и дать народу дополнительные рабочие места». Другие считают, что именно такой руководитель, с креативным мышлением, наиболее востребован страной, которая взяла курс на инновационное развитие.

…Он всегда ускользал и сейчас готовится к очередному прыжку, щуря умные глаза. Доброжелательная речь. Мягкая кошачья походка, ни одного лишнего килограмма…

— Кирсан Николаевич, официально вы не озвучиваете, кого хотели бы видеть своим преемником. Почему?

— Я поддержу любую кандидатуру, на которой остановится «Единая Россия». Мы выполнили задачи, которые перед собой ставили. Преемнику оставляю стабильную республику с хорошим фундаментом для дальнейшего успешного развития. Для меня не важно, кто займет этот пост. В любом случае мы будем эффективно взаимодействовать. Я останусь в Калмыкии. Работа — мое хобби. И я готов продолжать трудиться на благо республики в любом статусе.

— У вас много врагов. Как вы используете их энергию?

— У меня нет врагов. Я никогда ни с кем не борюсь. Бог дал нам мало времени, и его надо потратить на созидание. Никогда не держался за власть, за бизнес, когда у меня его хотели отобрать. Просто отдавал и все. Иногда ко мне приходили, спрашивали: почему так просто отдал, наверное, что-то задумал? Я объяснял, что у меня нет времени бодаться, лучше что-то новое создам. Возможно, кто-то и считает меня врагом: снял с работы, выгнал, сократил — это их проблемы. Лично мне все равно, кто что обо мне думает.

— Калмыкия часто инициирует проведение международных мероприятий. Самое последнее — инновационный форум «Креативные технологии. Пути и перспективы развития». Почему из множества вариантов вы выбрали именно этот?

— Жизнь ускоряется, становится все более информационно насыщенной, и сегодня, чтобы преуспеть, человеку приходится обрабатывать все большее количество информации. Потому что сегодня развиваться можно, только постоянно тренируя мозги и апробируя новые, нестандартные идеи. Другого пути нет. Развитие по тем сценариям, которые существуют сейчас, приводит к кризису, преодолеть который можно, только сформировав новую концепцию отношений.

Я приветствую нестандартно мыслящих людей, настроенных на быстрое принятие решений и их реализацию. Мы не так долго живем в этом мире и просто обязаны реализоваться. Форум собрал специалистов, которых условно можно разделить на две категории. Первая занимается адаптацией человека к новым информационным реалиям, предлагая техники быстрого получения знаний и их освоения, методики расслабления и управления сознанием, другая работает в глобальном плане, создавая инновационные модели развития общества. Их взаимодействие обещает быть эффективным. Но важно создать им условия и дать импульс. Именно такую задачу мы перед собой поставили. Уже подписан указ о создании такого центра на базе калмыцкого университета.

— Что в свое время послужило таким импульсом для вас?

— Несколько ключевых моментов в жизни. Меня по доносу двух однокурсников обвинили в «распитии спиртных напитков в общественном месте» и исключили из партии и МГИМО. На меня хотели повесить обвинение в шпионаже, потом склонить к сотрудничеству. Говорили: уезжай из Москвы. Бороться с системой бесполезно. Но я не оставлял попыток, и мне повезло. После писем Илюмжинова, адресованных 19-й партийной конференции, Горбачёву, председателю КГБ СССР, министру иностранных дел Шеварднадзе, и последовавшего полугодового разбирательства был восстановлен в институте и в партии.

Я специалист по Японии (язык, история, экономика, культура) и внешним экономическим связям со странами Востока. Окончив институт, выиграл конкурс на должность управляющего советско-японского совместного предприятия «Эко-Радуга». В 1990-м стал президентом международной корпорации «Сан». Вошел в принципиально новую систему отношений, методов ведения бизнеса. Научился четкости, пунктуальности, уважению к коллегам. Но заработал первый миллион на сделках, на которые японцы не шли, поскольку рисковать было не в их правилах. В результате пришел к выводу — преуспеть можно в любой, даже безнадежной, на первый взгляд, ситуации.

— Поэтому рискнули в 32 года баллотироваться на пост президента Калмыкии, одной из самых бедных и неразвитых автономных республик России.

— На момент развала Союза Калмыкия не имела ничего — ни полезных ископаемых, ни газовой трубы, ни заводов, ни даже своей религии. Все наши буддистские храмы — хурулы — уничтожили еще во время ссылки калмыцкого народа в Сибирь. Существовала единственная на всю страну православная церквушка. Ни одного музея, ни одной национальной гимназии. 98% местного бюджета — дотации из Москвы. По количеству дорог с твердым покрытием и по газификации мы занимали последнее место в России.

— Какие цели вы перед собой поставили в первую очередь?

— Главной задачей было дать людям уверенность в собственных силах. Заставить их поверить в то, что они самодостаточны и могут очень многое.

Как-то во время моей учебы в МГИМО, когда стояла сильнейшая жара, ко мне подошел один из студентов и совершенно искренне посочувствовал: мол, что, чукча, жарко тебе, там, на севере, небось, холоднее. Я посмеялся от души, объяснил ему, что я калмык и у нас еще жарче, чем в Москве. Но сам задумался. Именно тогда родилась идея сделать Калмыкию «брендом».

Создать мощный экономический механизм, имя которому — Калмыкия. Но не за счет благотворительности и кабальных подачек международных фондов. А за счет внутренних резервов и эффективного взаимодействия с внешним миром. Помогать — это не значит дать денег, это значит научить работать. Провести своеобразную капитализацию сознания… Народ должен научиться зарабатывать сам. Чтобы стимулировать молодежь к работе, я вложил личных 50 млн. рублей, создав учебный центр для молодежи, которая хочет заниматься бизнесом, ввел систему конкурсов и стажировок у себя в администрации. Кстати, в ней большинство работников — до 35 лет.

Первые наши нововведения: Калмыкия стала зоной льготного налогового обложения, мы отказались от российских кредитов и дотаций, составлявших примерно 2/3 доходов республики, сократили число министерств в республике с 40 до 5.

В 1994 году мы отменили Конституцию и приняли Степное уложение, 10-я статья которого гласит, что все калмыки в ответе за происходящее на земном шаре. Это особенно важно для решения основной задачи — формирования и воспитания этнопланетарного мышления, чтобы с детских лет житель Калмыкии сопереживал всему миру и чувствовал свою сопричастность. Именно тогда мышление раскрывается и человек становится способен к принятию решений.

Работа в бизнесе и в системе власти убедила: никакие экономические, политические и прочие инновации не приведут к положительному результату, если не действует всеобщий Моральный закон. Единый для всех. Мне возражают, мол, сначала надо поднять экономику, а потом думать о морали. Но не будет этого «потом», если не будет закона совести. Разворуют, растащат по карманам и швейцарским банкам всю экономику. А народ, как всегда, останется ни с чем.

Мы приняли решение развивать религию, возрождать историческую память народа, поскольку нужны были духовные ориентиры.

Обратились к своему прошлому, к религии как к части мировой культуры. Построили 46 буддистских храмов, отдельную Православную калмыцкую епархию, костел. Два исторических музея. Оживили город «умными» скульптурами, каждая из которых, даже абстрактная, имеет свой скрытый смысл. Город Шахмат — наглядное подтверждение популярной некогда песни «мы рождены, чтоб сказку сделать былью»

С этой задачей мы справились посредством нестандартных, но значимых мероприятий. Создали единственное в мире Министерство по делам шахмат. Всемирная шахматная олимпиада 1998 года помогла открыть для наших детей мир. Она оказалась настолько мощным интеллектуальным толчком, что после ее проведения в несколько раз возрос интерес к изучению иностранных языков. Сейчас калмыки учатся во многих странах мира, большинство — в Москве. Я своим примером учу народ, что это реально. Если что-то задумал — сделай. Не пытайся вписаться ни в какие рамки. Предела человеческим возможностям нет. Если задача не решается, нужно взглянуть на нее с другой стороны. И при огромном желании все осуществимо. Мне всегда было интересно видеть, как идеи воплощаются в жизнь, особенно когда они казались невыполнимыми.

— Буддистское стремление к достижению гармонии, то есть равновесие материального и духовного… Какое их соотношение в Калмыкии? Каковы приоритетные направления развития республики?

— В этом плане Калмыкия развивается гармонично. Разработаны и реализованы региональные программы и федеральные проекты, не имеющие аналогов в российской практике, по возрождению пастбищного животноводства. По поголовью крупного рогатого скота мясного направления Калмыкия занимает первое место в России, стабильное второе место по количеству овец и верблюдов и одно из ведущих мест по коневодству.

Сегодня у нас стопроцентная газификация и качественные дороги даже в самые отдаленные уголки республики — исключительно за счет принятия нестандартных решений. И хотя в свое время в Газпроме подсчитали, что жители Калмыкии рассчитаются за газификацию через 1070 лет, на данный момент мы никому ничего не должны. Мы решили этот вопрос за счет создания офшорной зоны.

Последние наши разработки — прокладка оптико-волоконного кабеля во все районы республики. Это кабельные трубы, по которым проходит вся цифровая информация: телевидение, радио, Интернет. Мы не разбирались и не просчитывали, насколько это нам нужно, а сработали на перспективу. Подвели даже к отдаленным селам на 50 дворов. Исходили из того, что информация — важнейший залог успеха и обязательно будет востребована. Когда прокладывали трубу к берегу Каспийского моря по безлюдной степи, где пасутся тысячи овец, над нами даже чабаны смеялись. А теперь «Лукойл» собирается инвестировать 8 млн. долларов в строительство двух газоперерабатывающих заводов. Вьетнамцы строят завод по производству азотных удобрений. Еще один завод — концерн «Еврохим». Все это миллиарды долларов инвестиций и тысячи рабочих мест.

Вагит Аликперов, когда ему сказали о цифровом кабеле, не поверил, лично проверил, а потом спрашивает: «Ты сумасшедший или шпион? Откуда у тебя информация о нашем строительстве? Ведь решение было принято на месте, и об этом никто не знал». В результате мы сэкономили деньги и привлекли инвесторов.

Логика тут бессильна, сработала интуиция, и ни один чиновник не смог помешать тому, что она подсказала. На своем опыте я убедился в следующем: если ты чего-то хочешь, следуешь интуиции и ясно представляешь цель, то создается некое виртуальное пространство, которое притягивает нужных людей и ситуации.

— Вас обвиняют в том, что вот уже семнадцать лет вы «гипнотизируете» своими идеями Москву.

— Наши предложения тяжело перевариваются чиновничьими мозгами. Слишком они не вписываются в привычные рамки. Поэтому первая их реакция всегда — критика. Например, Город Шахмат, который мы построили за 11 месяцев. В январе 1998 года газеты писали, что Илюмжинов собирается проводить шахматную Олимпиаду в юрте. Приехавшую в начале лета международную комиссию пришлось вывезти на экскурсию в степь и напоить калмыцкой водкой, чтобы они дали добро на ее проведение. А 27 сентября уже 2 тысячи шахматистов из 120 стран мира играли свой первый тур в единственном в мире шахматном городке, построенном по передовым европейским стандартам. Я тогда следил за игрой, смотрел на вытянутые лица чиновников, на восторженные мордашки наших калмыцких ребят и испытывал настоящий кайф от того, что МЫ СДЕЛАЛИ ЭТО!

Кстати, хотели официально дать название шахматному городку «Нью-Васюки», но процесс согласования в Москве настолько затянулся, что мне пришлось лично вмешаться. Захожу к одному высокопоставленному чиновнику, согласие которого необходимо, а он мне по-дружески прямо так и говорит, мол, понимаешь, если я такую бумагу подпишу, все в мою сторону пальцем у виска крутить будут, так что не трать время, никто тебе ее не подпишет исключительно по этой причине. Когда же Калмыкию посетил Владимир Путин, он смеялся, услышав эту историю, и дал на это название свое президентское «добро». Но название «Город Шахмат» было уже во всех официальных справочниках, и мне стало жалко тратить деньги на переименование.

Критиковали меня и за строительство ветряных электростанций. Когда я начинал, в РЭСе меня обзывали Санчо Пансой, говорили: ничего не получится. А сейчас президент России Дмитрий Медведев дал поручение Госдуме подготовить закон о возобновляемых источниках энергии. И уже многие субъекты федерации выстроились в очередь за нашим передовым опытом.

Получается, есть конкретные результаты, и руководство страны их видит. Так что если это называется гипнозом — я согласен быть гипнотизером.

Что дальше? Строительство Евразийского канала, цель которого — соединить Каспийское море с Черным. В прошлом году президенты России и Казахстана приняли решение о его строительстве, на что ЕБРР уже выделил три млн. долларов.

— Вы такие проекты только на постсоветском пространстве предлагаете или во всем мире?

— К президентам стран у меня тоже есть предложения. Те же войны — это ненормально, это не присуще роду человеческому, цель которого — воспроизводиться. Необходимо осознать, что человечество — единый организм. Я встречался со многими президентами и всем предлагал одно и то же: давайте один год ни копейки не будем тратить на вооружение. И Бушу это предлагал, и Путину. На меня смотрят и улыбаются дипломатично.

А если вдуматься, от смертельной болезни не застрахован никто, она одинаково беспощадна и к президентам, и к миллионерам, и к дворникам. И чувство полной беспомощности перед страданиями близкого человека наверняка испытывал каждый. Так почему бы один раз не собраться всем президентам и на очередном саммите глав государств пустить один такой документ по кругу, всем подписаться и… 1 триллион долларов направить на развитие медицины. За год можно найти лекарства от многих болезней, которые мучают человечество, и самих президентов в том числе. Просто на поддержку изобретений всегда не хватает средств, ведь из ста идей — только одна реальна, но чтобы ее вычленить, нужно оплатить все сто. Создать такой себе межгосударственный институт. Ведь ученые все друг друга знают. И протестировать все их открытия. Представляете, какое возникнет воодушевление. Они ведь не атомную бомбу, не оружие изобретают, а лекарства. А для этого — всего лишь год без финансирования ВПК. Просто необходима воля первых лиц государства. А структуры вроде ООН, считаю, необходимо распустить как неэффективные. Они только деньги переводят и создают видимость работы.

— Ваше предложение, наверное, относят к разряду политической фантастики.

— Фантастика — мощнейший механизм движения вперед, ведь фантазер выходит за рамки стереотипного мышления. А научная фантастика вообще раздвигает горизонты сознания. Фантазии нужно воплощать в жизнь, тем более на частном уровне каждый специалист этим занимается. Например, мой друг-стоматолог. Он кандидат наук, мастер своего дела, но для удобства работы сам изобретает, как я выражаюсь, «новые орудия пыток». Вкладывает свои деньги, делает чертежи, на заводе их отливает. Дай ему миллион — сделает революцию в стоматологии.

— Но ведь не дают, почему?

— Я в чем-то согласен с учеными, которые утверждают, что наш путь развития
цивилизации — тупиковый. Произошел резкий дисбаланс технических достижений и духовного развития. Поэтому, когда речь идет о материальной выгоде, все остальное отходит на задний план. Все войны имеют под собой экономическую подоплеку. Я дружил с президентом Ирака Саддамом Хусейном и считаю его очень интересным, порядочным человеком. Неоднократно был у него во времена «американской рекламной кампании по его дискредитации». Естественно, атомное оружие, о котором так много говорилось, в Ираке не нашли. Но уже семь лет подряд бесконтрольно выкачивают из этой страны нефть, тысячу раз оправдав военные затраты. То же самое с Афганистаном. Да сто лет им эти талибы не нужны, зато производство наркотиков за время военных действий увеличилось в тысячу раз.

— О преодолении дисбаланса между материальным и духовным часто рассуждает Далай-лама XIV, с которым вы активно взаимодействуете. И на улицах, и в кабинетах многих чиновников Элисты есть его портреты. Какое из его высказываний для вас наиболее ценно?

— Я одинаково уважаю Далай-ламу, Павку Корчагина, Наполеона, Овода, но живу по принципу «не сотвори себе кумира». Мои мысли — это только мои мысли, а если будет кумир, значит, будет и его пространство, в рамках которого ты мыслишь. А я просто иду вперед и считаю себя частичкой огромного вселенского разума, на который и ориентируюсь.

— Вы неоднократно говорили, что встречались с инопланетными представителями этого вселенского разума.

— Я рассказывал про инопланетян 12 лет назад, недавно повторил, но только сейчас из этого сделали сенсацию. Хотя никакой сенсации нет, просто общественное сознание сейчас, наконец, доросло до того, чтобы обсуждать эту тему. Прямо до абсурда доходит: в этом году президент Вьетнама приехал на 9 Мая в Москву. Нас с ним сфотографировали, и газетные заголовки во Вьетнаме звучали приблизительно так: «Наш Президент и Кирсан Илюмжинов, который встречался с инопланетянами»…

А ведь есть очевидные факты. В районе той же Ялты, которую я очень люблю, тоже частенько летают «тарелки». Все это знают, но молчат, таковы негласные правила приличия.

Почему считаем себя самыми разумными в этом бесконечном мире? Нас губит эгоизм и нежелание философски смотреть на вещи. Взять хотя бы братьев наших меньших. У вас никогда не возникало впечатление, что они бывают умнее и благороднее нас?

— Возникало, и не раз. Наверное, поэтому не люблю охоту.

— Я тоже. Не понимаю, зачем убивать ради удовольствия. И вообще, что за удовольствие — убить? Откуда ты знаешь, какую ты загубил душу? Те же коровы, лошади, когда их ведут на бойню, плачут. Они все понимают. Просто мы этого не замечаем, отказываемся замечать. Я с большим уважением отношусь к вегетарианцам, хотя сам и не являюсь таковым. Видимо, сознание до этого еще не доросло.

— К какой конфессии вы относите себя лично?

— Я — человек мира: буддист, православный, мусульманин, иудей и католик в одном лице. Ко всем религиям я отношусь как к продукту человеческой деятельности. Развивать нужно все направления, которые способствуют духовному росту и формируют активное сознание.

Кирсан Илюмжинов подошел к окну, из которого открывался вид на главную площадь города. С высоты еще раз отметила нарядное и очень функциональное пространство. С одной стороны площади — нарядная буддистская ротонда, под нею установлен молитвенный барабан (кюрдэ), в котором заложено 30 миллионов религиозных мантр. Его постоянно кто-нибудь крутит. Считается, одна прокрутка дает возможность изучить на подсознательном уровне мантры, и если искренне загадать желание — оно исполнится.

С другой стороны — памятник Ленину, бабушка которого была калмычкой. Посередине изящный фонтан — букет с национальным символом Калмыкии — тремя лотосами. Вода в фонтане переливается разными цветами, а на золотистых шапочках лотосов играют солнечные зайчики. Тут же — детская площадка с кучей детворы и шахматное поле с метровыми шахматами. Двое как раз вели игру. Спокойно, вдумчиво, по-калмыцки.


Элиста

— Вот тут, на площади перед нашим Белым домом, я постарался собрать некоторые, как вы говорите, артефакты Калмыкии. Иногда мы с помощником наблюдаем отсюда за ходом игры. Болеем, делаем свои замечания — между собой. Такая вот своеобразная релаксация.

— Сейчас подходят новые выборы президента ФИДЕ и вашим соперником на этот раз выступает знаменитый гроссмейстер Анатолий Карпов…

— Если бы не было Карпова, его стоило бы придумать. У него нет программы, нет идей, а 170 стран мира — это не шутка! Вы же не сядете за штурвал реактивного самолета или в стоматологическое кресло, зная, что вместо врача перед вами какой-нибудь сантехник Вася. Поэтому его конкуренцию считаю несерьезной.

— Что для вас означает Ход Конем?

— Преимущество коня в том, что он может перепрыгнуть через несколько клеток. Инновационный форум, ветряки, «Нью-Васюки» — все это Ход Конем. Открыли отделение буддизма при университете. Интернат для одаренных детей. Будем собирать таланты по деревням. Именно так нашли талантливого мальчонку, теперь он самый молодой гроссмейстер мира — в 16 лет. Человечество периодически рождает гениев. Государство должно их селекционировать.

— А какой фигурой вы себя ощущаете на шахматном поле России?

— Я не привязываю себя ни к какому шахматному полю и ощущаю себя прежде всего личностью, функциональные обязанности которой могут быть какими угодно, но результат работы должен быть везде лучшим — и это главное.

— Ваша любимая шахматная фигура?

— Любая пешка может стать королевой. И самая любимая фигура для меня та, ход которой повлиял на исход партии.

— Ваш интерес к гороскопам чисто спортивный или вы пользуетесь услугами астрологов?

— Увлекался всеми этими вещами в студенческие годы. Даже участвовал в съезде астрологов по принципу «знания лишними не бывают». А насчет услуг — конечно нет. Если ими пользоваться, можно всю жизнь на одном месте просидеть, чай калмыцкий пить и никуда не двигаться. Судите сами: если мне по гороскопу нельзя никуда лететь, а у меня на месяц вперед расписано несколько официальных мероприятий в разных странах мира…

— А насчет примет? Говорят, вы приняли решение о проведении форума после того, как в момент обсуждения ударил гром и сверкнула молния.

— Действительно, я все решения принимаю молниеносно. А если принял — требую такой же молниеносной и качественной реализации. Инновационный форум подготовили за полтора месяца. На строительство Города Шахмат у нас ушло чуть больше года. Главный Хурул построили за девять месяцев. А от самой идеи до её реализации прошел год. За три месяца была разработана вся проектная документация, создан макет. Я поставил его на столе у себя в кабинете и любуюсь, а в это время пришла делегация калмыцких бабушек поздравить с китайским Новым годом. Увидели макет, спрашивают: «Что это за красота такая?» Я отвечаю: новый хурул. Они заплакали и говорят: «Дай Бог, чтобы хотя бы внуки его увидели». «Какие внуки? — возмутился я. — В этом году калмыцкий Новый год будете праздновать уже в новом хуруле!» Все опустили глаза…

В то время как раз состоялся визит Далай-ламы XIV, мы попросили его освятить для строительства хурула бывшую территорию завода железобетонных конструкций. Он провел ритуал, пожелал нам удачи. А когда через год я привез ему фотографию открытия хурула, он долго молчал, а потом сказал: «Видимо, высшие силы вам помогали».


Элиста

— Какие, по-вашему, составляющие этой высшей силы?

— Чтобы силы эти помогали, необходимо их заинтересовать. А сделать это можно благодаря вере, трудолюбию и четко продуманному плану действий. И максимальной концентрации на том, что на данный момент для тебя — самое главное. Как рассказал мне один буддистский лама, есть состояние духа, которое называется позой стрелка. Натянут лук, человек сосредоточен и уже ничего не видит, не чувствует, кроме цели. Грянет гром над головой, ударит рядом молния — не шелохнется, ни один мускул не дрогнет. Ты и цель. Ты сливаешься с целью, становишься с нею одним целым, и тогда стрела, выпущенная тобой, попадает в яблочко.

Мы работали в три смены. Я уходил с работы в три часа ночи, а в семь утра уже проводил планерки. Работали по четко продуманному плану, перед каждым четко ставили задачу, ежедневно контролировали качество выполнения.

— И долго ли в таком темпе можно выдерживать?

— Еще с армии я уяснил для себя одну простую истину — трудно первые дни, и здесь не надо себя жалеть. Чем больше жалеешь, тем медленнее втягиваешься в ритм работы. Ломать себя, доводить до изнеможения, пока организм не привыкнет к нагрузкам, к новому темпу, и тогда приходит второе дыхание. А чтобы не причинить вреда здоровью, стоит освоить техники расслабления и аккумулирования энергии или хотя бы простейший аутотренинг. В человеке заложен огромный запас прочности. Так распорядилась природа, и грех не воспользоваться этим резервом. Длительность жизни определяется не прожитым временем, а количеством сделанного.

— У вас в кабинете столько интереснейших вещей — всевозможные тигры, иконы, буддистские танки, книги… Нет только постамента с наградами. Почему?

— Для меня награды не имеют никакого значения, благодарность народа — тоже. Я не надеюсь на ответную благодарность, а работаю ради реализации своих идей. Которыми, кстати, всегда готов поделиться.

Кирсан Николаевич улыбается. Подписывает свою книгу «Терновый венец президента» и традиционно по-калмыцки желает «белой дороги». В приемной уже ожидает делегация японцев.

… Обратный рейс Элиста — Москва. Аэропорт «Домодедово». Чашечка кофе по цене порции калмыцкой баранины. Масса людей, суета, стойки с разнообразной российской периодикой. Сознание еще не перестроилось и выхватывает из массы печатных заголовков те, которые касаются Калмыкии: «Маленькая республика шахматистов и буддистов, которыми управляет ненормальный президент», «Кирсановщина – что это такое», «Опыт Кирсана стоит изучить»…

Перелистываю подаренную Кирсаном Илюмжиновым книгу. Взгляд останавливается на строках:

«Работа в бизнесе приучила меня рассчитывать только на свои силы. Ты — бегун на дальние дистанции. Ты один. И нет надежды на помощь друга, партнера, на снисхождение, на слабость. Если начал — иди до конца. Если делаешь — ставь самую высокую планку, и пусть победит сильнейший. Надежда на помощь делает тебя уязвимым».

Где грань между правдой и вымыслом? Между сумасшествием и конструктивным креативом. И вправе ли мы давать свою оценку? Философский вопрос…

На память приходит разговор с главным ламой Калмыкии.

«Наш основной принцип — открытость и стремление к счастью, — говорит 38-летний лама, занимающий эту должность уже 17 лет. — Остальное — относительно. Все в мире взаимосвязано и все перетекает одно в другое, день в ночь, инь в янь, черное в белое, иллюзия в реальность и наоборот»

… Что правильнее — настроить заводов и на несколько процентов снизить безработицу или возвести Город Шахмат Нью-Васюки, создав тем самым прецедент, благодаря которому интерес молодежи к изучению иностранных языков вырос в пять раз? За счет офшорной зоны построить дороги, которых в Калмыкии практически не было, и получить ряд обвинений в финансовых махинациях или не делать этого? И что предпочтительнее — остаться главой республики или стать, наконец, человеком мира, реализуясь в тех сферах, которые до этого были недоступны? Бесспорно одно. Сегодня Калмыкия действительно имеет свое лицо: по-буддистски доброжелательное, по-восточному коварное, по-европейски конкретное и по-советски психологически близкое всем нам. Проехав по ней, получаешь мощный интеллектуальный толчок. И не просто задумываешься о смысле жизни, а начинаешь искать свое место в этом мире, свое предназначение, причем искать активно, остро ощущая, насколько прекрасна и быстротечна жизнь…

…А тигр есть тигр. Даже падая с огромной высоты, он обязательно приземлится на все четыре лапы. По-кошачьи. Уверенно. Грациозно.
С достоинством.

Валерия Бондаренко
Источник: www.zn.ua

Популярные новости на эту тему:

Темы: , , , , , , , , , , , , , , ,
Кирсан Илюмжинов

Кирсан Илюмжинов

Оставить комментарий