Разговор со Сталиным

Духовному лидеру официальной Калмыкии Давиду Кугультинову, который давно определился в своих симпатиях к Илюмжинову, недавно исполнилось восемьдесят, однако о выборах он знает все. И более того, имеет возможность излагать свою точку зрения высшим руководителям России.

Две недели назад в Элисту приезжал Геннадий Селезнев; Давид Никитич Кугультинов встречался с ним в своем доме, подаренном поэту нынешним правителем Калмыкии. В разговоре прозвучал вопрос о единоличной власти Илюмжинова и о всем том, что она с собой несет.

— Я ответил спикеру так: «Даже если все, что говорят о Кирсане, — абсолютная правда и даже если неприятной правды о нем будет в два раза больше — Илюмжинов Калмыкии необходим».

Почему? Ну представьте себе: в 1943 году Калмыкией руководит президент FIDE, куда входят сто пятьдесят пять стран мира. А я — товарищ Сталин. Вокруг меня крутятся Берия и прочие, убеждая депортировать жителей нескольких республик — в том числе и калмыков. А я говорю им: «Вы хотите, чтобы с меня любители шахмат на международном уровне спросили за калмыков? Чтобы они узнали, что я осуществляю их геноцид, и поставили меня в один ряд с Гитлером, которого мы громим? Не буду их высылать».

— А остальных — чеченцев, карачаевцев, турок-месхетинцев — вы, товарищ Сталин, высылаете?

— Конечно. Потому что за них у меня, Сталина, никто не спросит. Нет у этих народов такого ходатая международного… А несколько месяцев назад я, Давид Кугультинов, вижу на сцене господина Жириновского, который кричит: «Надо калмыков снова сослать». Хочешь не хочешь, а считаться приходится. Так что пусть в республике будет править Кирсан — как гарантия безопасности моего народа.

«МЫ НЕ ХОТИМ СТРЕЛЯТЬ»

Теперь некогда репрессированные народы живут в Калмыкии вместе: чеченцы, карачаевцы, турки-месхетинцы — десять — пятнадцать процентов населения республики. Хасан девятнадцати лет отучился в ПТУ, работы по своей строительной специальности не имеет, но на родине — в Урус-Мартановском районе — перспектив еще меньше:

— Здесь в чабаны пойду, — говорит он. — А что ты думаешь, многие наши гурты правят. Не все же боевики…

А Аюб Алдамов подобных проблем не имеет, поскольку в Калмыкию приехал задолго до всяческих войн. Родители его живут в Чечне и переезжать к сыну на хлеба не собираются. Единственное, что смог сделать Аюб Алдамов, — ненадолго в первую чеченскую войну забрать их из родового села: оно называется Самашки. Куда они и вернулись после резни — к вящему беспокойству Алдамова:

— Они достойные чеченцы, вернулись на родную землю и не пеняют на дела, как я.

Работа у Аюба ответственная: он — глава калмыцкого трансагентства. Уже двадцать первый год.

— Что хорошо для нас в Калмыкии? Нас тут не считают дикобразами и не сажают в обезьянники. Да, прописаться трудно. Да, у новых приехавших регистрации временные, голосовать не могут. — До инцидента на избирательном участке 5 оставалось менее суток. — И тем не менее мы все можем здесь трудиться и жить в мире. Многие из нас здесь не потому, что в Калмыкии лучше, а потому, что на нашей земле очень плохо. Но знай: те, кто живет на этой земле, не хотят стрелять в русских солдат. Скоро сюда придут простые труженики наши, разных национальностей — пусть они тебе больше расскажут.

В уютном баре, который Аюб Алдамов устроил подле трансагентства, к вечеру действительно стало людно. За столик хозяина подсаживались простые труженики Калмыкии — в основном кавказские люди. Усман, шеф республиканских пожарных. Алаш, один из начальников патронируемого Илюмжиновым футбольного клуба «Уралан» («Посмотри, какой стадион нам прекрасный Кирсан построил! Скоро будем лучше всех играть — и не смотри, что на одиннадцатом месте пока»). Карачаевец Татархан — Герой Советского Союза, некогда летчик-испытатель, а ныне министр в правительстве Калмыкии… Еще два калмыцких министра — коренной национальности.

— Выпьем за то, чтобы выборы были честными! И чтобы выбрали наши люди честного человека, — провозгласил тост Аюб Алдамов.

Выпили все.

* * *

— Ничего вы в Москве не понимаете, — сказал, улыбаясь, кто-то из калмыцких министров. — При Илюмжинове все в России узнали, где находится Калмыкия. Нас видят постоянно — в плохом ли качестве, в хорошем ли, но видят. Для людей это важно — чтобы их замечали. Поэтому здесь будет Кирсан — хоть после первого, хоть после второго тура.

Элиста, Калмыкия.

Популярные новости на эту тему:

Темы: , , , , , ,
Кирсан Илюмжинов

Кирсан Илюмжинов

Оставить комментарий